Отражение языческих обрядов в русской вышивке

Женская фигура и дерево – весьма частый мотив в вышивке и разработан в самых разнообразных вариантах. Изображение женщины с птицами в руках чередуется с деревом. Центральное место занимает женщина или же, наоборот, дерево. Этот мотив в определенной трактовке встречался в Тверской, Новгородской, Псковской, Петербургской, Олонецкой губерниях. Человеческая фигура как бы пронизана растениями, а часто и птицами, деревья же напоминают человека: опущенные ветви – руки с кистями, вверху лучистый ромб – голова, в нижней их части нередко помещена птичья «ладья».

Поздним осмыслением древнего мотива женщина-дерево является женщина-вазон: женская фигура здесь слилась с деревом-вазоном. Встречается этот мотив в вышивке полотенец Новгородской и Петербургской губерний.
Одна женская фигура составляет распространенный мотив вышивки. По-видимому, единичное женское изображение (составлявшее нередко раппорт узора) далеко не всегда было результатом распадения сложной композиции, а имело и самостоятельное значение.


Рис.4 Вышивка. Женщина с головой-растением (вазоном)

В жизни крестьянские головные уборы часто претерпевали ту же эволюцию: рогатую в основе кичку покрывали сорокой, скрывавшей эту рогатость. В некоторых образцах вышивки рогатость выступает значительно сильнее и становится присущей самому женскому персонажу. При этом голова дается схематично, а лицо нередко вообще исчезает. Итак, рогатость – устойчивая черта в вышивке и присуща только женским персонажам. Она является еще одним из определяющих признаков женских изображений. Архаическая столбообразная фигура, имеющая рога, бесспорно, является женской. Вспомним Макошь и Гекату.

Растительные узоры издавна были изве¬стны в древнерусском прикладном искус¬стве, в архитектуре X—XIII вв., в рисунках заглавных букв рукописей XII — X IV вв. На колтах, наручах изображались ростки, крины. Мотив мирового дерева, или древа жизни, исстари был известен в искусстве Восточной Европы. Особое значение дерева, растительности высту¬пает и в вышивках XVIII—начал а XX в. Дерево составляло центр композиции, к ко¬торому обращены животные, птицы, де¬рево являлось объектом поклонения всад¬ников или всадниц (рис. 5).


Рис.5 Вышивки на полотенцах. Дерево и всадники

Иногда (в частности, в Костромской строчевой вышивке ) дерево заключено в специальную постройку, как бы небольшой храм или часовню, что подчеркивает его особое значение (рис. 6). Дерево заменяло женскую фигуру в сложных композициях или сливалось с ней. Деревья отмечены ромбами, крестооб¬разными фигурами. Особенно примечательно включение антропоморфных черт в изображение дерева или другой растительности. Вероятно, это было выражением одухотворения окружающей природы , что является древней чертой.

Мотив дерева, заключенного как бы в часовню (на коньке ее крыши помещен крест), по сторонам которого изображены всадники. В основе сюжета – древний мотив, о чем свидетельствует находка бронзового игольника XI в. из костромского Поволжья с изображением постройки (по-видимому, ритуального назначения) с коньками по ее сторонам.



Рис. 6. Дерево и всадники в вышивке полотенец из Костромской или Ярославской губ.

Вся композиция пронизана языческими символами – птицами, размещенными на главках храмов, в руках антропоморфных фигур (помещенных в храме) или парящими в воздухе. В этих узорах налицо слияние древнего извода с позднехристианской. Этот симбиоз языческого и христианского был отмечен Л. А. Динцесом.

О поклонении деревьям, камням и источникам в Древней Руси свидетельствует житийная литература, где упоминается о том, что славяне «дуплянам древянам ветви убрусцем обвешивающе и сим поклоняюищеся» (Карамзин П. История Государства Российского. СПб., 1830, ч. I, с. 107. ). Пережитки культа деревьев (а также камней и источников) сохранялись па Севере вплоть до начала XX в. «Священные» рощи или отдельные деревья «не шевелили», т. е. не рубили. Нарушение запрета рубить эти деревья вело, как считали, к несчастьям.

В других образцах можно наблюдать начало десимволизации первоначального сюжета. Так, например, в вышивке с трехчастной композицией (на полотенцах из Каргополья, с севера Новгородчины и костромского Заволжья) фигурки всадников превращены в маленьких человечков с короткими ручками и ножками (в сапожках, показанных сбоку).
Развитие орнаментальности в вышивках древнего извода в результате их длительной переработки приводило к усилению декоративности за счет нарушения прежнего содержания сюжета. Разрасталось и орнаментальное окружение композиции. Геометризация мотивов или превращение их в растительные формы приводило к таким изменениям, в которых не всегда можно уловить исходные образы.

Мотив женской фигуры с деревом (или деревьями) в некоторых образцах явно переосмыслялся в бытовом плане. Женская фигура утрачивала прежнюю строгую торжественность позы, а деревья представлялись с пышной листвой. Исчезли знаки, отмечавшие особое значение антропоморфных изображений и дерева. Перед нами обычная прогулка по саду.

Антропоморфные персонажи в бытовых сюжетах. Начало интенсивного распространения бытовых мотивов в русском декоративно-прикладном искусстве исследователи относят к XVIII в., хотя светские бытовые сюжеты были известны и ранее, о них можно судить по отдельным дошедшим до нас образцам росписи, керамических изделий XVI – XVII вв.

Эпоха петровских преобразований, внесшая изменения в общественный и бытовой уклад, оказала существенное влияние на народное искусство, в которое наряду с древними, стойко сохранившимися традиционными элементами интенсивно включаются новые черты, в частности усиливается значение сюжетов бытового содержания. Однако, как мы видим, архаичные сюжеты, хотя и преобразованные, дошли и до наших дней


По книге Г.С. Масловой "Орнамент русской народной вышивки"

Нравится